Выбор языка
RU
UA
EN
Вибір мови
RU
UA
EN
Language selection
RU
UA
EN
ПОВЕРНУТИСЯ НАЗАД
Заказать звонок
 
Request a call
 
Замовити дзвінок
 
Задать вопрос
Ask a question
Задати питання
Поднебесный бизнес: что предпринимателю важно знать о Китае
И какие экономические вызовы учесть, если он хочет выйти на китайский рынок
Китай – страна, которая не перестает удивлять как простого обывателя, так и опытного бизнесмена. Здесь командная экономика соседствует со свободным рынком, а конкуренция заложена в ДНК нации. Государство, которое входит в перечень стран с наибольшим процентом населения, страдающего психологическими расстройствами. Экономическое чудо, лидер в технологиях, страна, где будущее уже наступило – впрочем, не во всем. Эрик Найман, управляющий партнер Capital Times, о том, благодаря чему КНР развивается именно так и чему у нее можно поучиться Украине.

Макроэкономические показатели. По официальной информации, в IV квартале 2018 года ВВП Китая вырос на 6,6%. Ожидания на 2019 год – рост на 6–6,5%. В январе – феврале инфляция составила 1,5–1,8% годовых. Промышленное производство выросло за год на 6,1%, инвестиции в основной капитал увеличились на 6,1%, а розничные продажи – на 8,2%.
Отчасти этим данным сложно верить, так как KPI чиновников привязаны к темпам экономического роста. С другой стороны, нельзя базироваться в оценках динамики экономики Поднебесной на цифрах о потреблении электроэнергии или грузоперевозках, так как в Китае быстро растет доля сервисной экономики.

«Новая нормальность». Китай столкнулся с двумя серьезными проблемами (так называемая новая нормальность). Первая из них – старение населения: страна отказалась от политики «одна семья – один ребенок» в 2015 году, но средний класс не хочет иметь детей – считает, что это слишком дорого (в 2018 году в Китае родилось 15,2 млн человек, на 2 млн меньше, чем годом ранее). А так как в негосударственном секторе основная нагрузка по пенсионному обеспечению ложится на детей, то в будущем это ведет к большим проблемам с дефицитом пенсионного обеспечения. Поэтому китайские банки начали продвигать индивидуальные пенсионные накопления.

А вторая – впервые в современной экономической истории торговый баланс Китая станет дефицитным (богатеющие китайцы все больше импортируют, а высокие зарплаты ведут к перемещению ряда трудоемких производств в другие страны ЮВА), что потребует либо девальвации юаня (но это угрожает новым витком торговой войны с США), либо привлечения значительных средств из-за рубежа (по примеру США, которые стремительно наращивают госдолг одновременно с наращиваемым дефицитом торгового баланса).

Последнее особенно важно для мира: еще недавно Китай был самым крупным донором капиталов для мировой экономики, а уже в 2019 году может сам потребовать значительных ресурсов. Дефицит предложения денег может спровоцировать появление тенденции роста процентных ставок на глобальном финансовом рынке даже в условиях умеренной инфляции.

Система противовесов. В ответ на эти вызовы китайские власти активно задействуют три ведущих (для них) макроэкономических способа.

Увеличение предложения денег (денежная масса М2): в январе был отмечен рост денежной массы на 8,4%, а в феврале он замедлился до 8,0%.

Рост объемов нового кредитования: в январе было зафиксировано +3320 млрд юаней, а в феврале лишь +886 млрд юаней.

Рост социальных расходов:
в январе было +4640 млрд юаней, а в феврале +703 млрд юаней (за январь – февраль +25% год к году).

То есть в январе, накануне лунного нового года, была агрессивная накачка деньгами, а в феврале – условно замедление. Одновременно с этим продолжается процесс делевериджа в банковском секторе, особенно в «теневом банкинге» и управлении активами (соответствующая госполитика началась в апреле 2018 года).

Однако борьба с «теневыми кредитами» требует их возвращения на баланс банков. И в ближайшие три года четырем крупнейшим китайским госбанкам нужно будет дополнительно привлечь в капитал, сверх ожидаемой банками прибыли, $259 млрд. Причем 92% из них – в капитал первого уровня. А это можно будет сделать, только размещая акции (но ниже балансового капитала запрещено законом), бесконечные облигации или конвертируемые в акции облигации.

Bank of China стал первым, кто начал привлекать капитал, – он разместил в текущем году бесконечные облигации на $5,9 млрд под 4,5% годовых. Это намного выше депозитных ставок (до 2,5%), поэтому размещение прошло достаточно успешно. Однако китайским банкам предстоит большая работа. Так, по оценкам Moody's, им понадобится более $415 млрд.

Государственное стимулирование. Экономика Китая не свалилась в рецессию только благодаря государственному стимулированию.

Например, с 1 апреля 2019 года НДС для производственных компаний снижен с 16 до 13%. Однако сами китайцы говорят, что сейчас главная проблема для бизнеса – это уменьшение спроса, а не налоги. Как пишет один китайский профессор, «когда экономическая ситуация хорошая, сильный рыночный спрос позволяет промышленным компаниям абсорбировать повышение налогов. Но когда экономическая ситуация очень плохая (это его оценка текущего момента. – Э.Н.),даже если снижение налогов комплексное, компании не расширяются и не нанимают новых сотрудников».

Для мелкого бизнеса снижение налогов еще почти не заметно, так как он изначально минимизирует налоги. Также стоит учитывать, что многие предприятия-экспортеры продают свою продукцию в ноль относительно внутренних цен и зарабатывают исключительно на возврате экспортного НДС (возвращается 11–13%). И для них снижение ставок НДС будет негативным.

Кстати, по итогам исследования 2017 года, посленалоговая маржа по чистой прибыли у китайских предприятий составляет 3,3%, у частных компаний 3,9%, у госкомпаний 2,2%, а у иностранных 2,1%. И считается, что снижение НДС поможет больше не малому, а среднему бизнесу с оборотом более 50 млн юаней ($7,5 млн). Сейчас правительство и Народный банк Китая обсуждают возможность снижения учетной ставки (LPR, loan prime rate, с 4,31%), а также смягчения норм резервирования под кредиты. Более предпочтительным для них является второй вариант, что равнозначно «вбрасыванию» ликвидности в банковский сектор.

Борьба с «тенью». Китай – это первая в мире теневая экономика, но всепроникающий электронный кошелек и собранные за три года данные о персональных расходах уничтожают «тень». И это может стать основой для экономического кризиса. Например, сейчас китайские власти уже активно борются с теневым банковским сектором и для удержания экономики от обвала вынуждены запускать все новые и новые программы монетарного и государственного стимулирования.

Экономика Китая напоминает термос – внутри идет активное нагревание различными мерами государственного стимулирования, но при этом жестко ограничиваются возможности вывода капитала за рубеж (иначе бы юань девальвировался, чем еще больше были бы недовольны США).

Экономика городов. В Китае есть условное разделение городов на четыре уровня. Пекин, Шанхай или Шэнчжэнь – это города 1-го уровня, в них самые жесткие рыночные условия и максимально напряженное конкурентное поле. Хуанчжоу – город 2-го уровня. В городах 3-го и 4-го уровней конкуренция меньше и можно дешевле стартовать, если вы планируете заходить на рынок Китая.

Основной экономический рост в ближайшие 10–15 лет будет происходить именно в менее развитых регионах. Региональные элиты здесь очень сильные, и у местных властей большая автономия действий. Например, 70% госфинансов находится в руках местных властей и только 30% – у центральной власти. Поэтому между локальными правительствами существует конкуренция, и они весьма активно пользуются правами налоговых стимулов.

Специфика государственного сектора. У госслужащих в КНР есть Hard KPI и Soft KPI. Hard – решающий показатель для продвижения выше по должности или даже увольнения, а Soft – влияет на бонусы.

Китай – это капиталистическое государство даже в большей мере, чем скандинавские страны: здесь все работают в жесткой конкуренции, включая госпредприятия. Именно поэтому китайцы очень боятся конкуренции, и отсюда их привычка действовать скрытно везде, в том числе и на западных рынках.

Вся экономика работает по 5-летним планам, но эти планы носят индикативный характер. Партия (в Китае порядка 90 млн членов КПК) обозначает приоритеты – например, экология, конкретные отрасли и т. д, определяет стратегию и стимулы для ее осуществления. А тактика спущена на местные власти.

Например, есть госпрограмма по искусственному интеллекту (AI): за пять лет увеличить объем продаж с $1 млрд до $10 млрд, а к 2030 году Китай должен стать страной номер 1 в мире по AI с размером этой части экономики в 1 трлн юаней (порядка $150 млрд). Уже с 2014 года КНР неизменно держит первое место по количеству регистрируемых патентов на продукты AI; на втором месте – США.

Взаимодействие с бизнесом. В части AI, например, существует правительственная разнарядка для крупнейших компаний:

• Baidu – автономные автомобили;

• Alibaba – Smart city;

• Tencent – умная медицина;

• Huawei участвует в другой теме как hardware-компания для 5G.

К слову, есть такой термин, как BAT: большая тройка китайских компаний Baidu, Alibaba, Tencent. Они держат порядка 70–80% китайского интернет-рынка. Также стоит отметить таких гигантов, как JD (рыночная капитализация $40 млрд) и ANT financial (ранее была известна как Alipay, выделенная дочерняя компания Alibaba – самая ценная компания-единорог в мире с оценкой $150 млрд).

Сейчас появилось также название TMD – это три компании мобильных приложений: новостной портал Toutiao + маркетплейс Meituan-Dianping + Didi Chuxing, китайский Uber.

Экономика домохозяйств. Население Китая стремительно богатеет, поэтому потребление дало 76% прироста ВВП страны в прошлом году. При этом цены на жилую недвижимость зашкаливают: в крупных городах жилье бизнес-класса стоит порядка $10 000 за квадратный метр, а в хороших местах очень крупных городов – еще в 2–3 раза дороже.

Быстро растет количество китайских туристов, выезжающих за рубеж: за 2018 год зафиксировано 150 млн выездов (данные не включают Гонконг, Тайвань и Макао). При этом китайцев, выезжающих за рубеж, в 2018 году было порядка 75 млн человек, то есть те граждане КНР, кто могут себе позволить заграничные поездки, делают это в среднем дважды в год.

При этом сам Китай проводит политику Zero-Dollar Tourism – это политика туризма через китайские компании, включая сервис (гостиницы, еда и т. д.), когда денежные расходы одних китайцев становятся доходами других китайцев. И иностранцы от китайских туристов получают лишь небольшой денежный поток.

Население Китая стареет – в стране 250 млн человек 60 лет и старше, их доля быстро приближается к 20% населения страны. Возможно, именно из-за подготовки к решению демографической проблемы и старению населения людей приучают к тому, что вокруг них роботы. Власти КНР ожидают, что часть цифровой экономики в ВВП страны к 2020 году достигнет $6 трлн (это 50% от ВВП Поднебесной 2017 года).

За 10 лет произошла быстрая урбанизация экономики Китая, и большая ее часть уже является сервисной: в 2007 году в обслуживании было задействовано 32% рабочей силы, а в 2017 этот показатель увеличился до 45%. Пик занятости рабочей силы в промышленности пришелся на 2012 год – 30%, а сейчас – 28%, и этот показатель медленно снижается.

Автомобильная промышленность. Продажи новых легковых авто в феврале упали на 14%, до 1,48 млн штук. Из них 53 000 – электрические авто (3,6%). За январь – февраль продажи снизились на 14,9%, до 3,85 млн штук, из них 148 000 – электрические авто (3,8%). Запасы непроданных новых авто выросли до двух месяцев (нормой считается не выше 1,5 месяца). В 2018-м было продано 1,2 млн новых электрических авто. В 2019 году ожидаются продажи 1,6 млн штук (5,7% от ожидаемых продаж 28 млн штук всех новых легковых авто). До конца 2020 года действуют стимулирующие программы по продаже электрических авто. В Пекине электроавто еще почти нет. Это говорит в том числе о том, что Китаю еще далеко до насыщения электрическими авто даже внутреннего рынка.

Хайнань – первая из китайских провинций, которая планирует уже в 2030 году запретить бензиновые автомобили. Интересно, что автономные автомобили будут тестироваться в компании Baidu. Да, крупнейший китайский поисковик занимается разработкой беспилотных авто – такова особенность крупного китайского бизнеса: они занимаются очень разными вещами, правда, обычно в смежных областях.

Китайцы любят большие и технологичные с примочками авто, плюс кожаный салон. Автомобильных треш-копий известных марок на дорогах не видно. На импортные авто пошлина 100%, поэтому 99% авто на дорогах Китая произведены в Поднебесной на СП со всемирно известными брендами.

Китай вырос на импорте в США и остальной мир. Сейчас он растет на масштабных государственных вливаниях. Вопрос – когда это вызовет инфляцию и девальвацию юаня.

Источник: Mind.UA